Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

 

Об организации
Новости
Планирование
Мероприятия
Конференции
Президиумы
Клубы «Боевая слава» и «Боевые подруги»
Комиссия по работе с ветеранами боевых действий и ВС
Конкурсы "Растим патриотов России"
Районные мероприятия
ГСВГ-ЗВГ "Союз ветеранов ГСВГ"по РТ

МузейМузей
Круглый стол "За РОДИНУ,за РОССИЮ"
"Новости к годовщине Победы"
Партизанский музей школы № 98 Казани
Музей генералов Татарстана в школе № 113
Законодательство
Бесмертный полк
Контакты
 
На главную»ГСВГ-ЗВГ "Союз ветеранов ГСВГ"по РТ

 

Последний призыв войны


17.03.2015
 

Рядовой последнего призыва  войны  

 

А вы, друзья последнего призыва!
Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена,
Над вашей памятью не стыть плакучей ивой,
А крикнуть на весь мир все ваши имена.

А.Ахматова. 1944 г.

 

 http://kazan.bezformata.ru/content/image80791417.jpg   

      B этом году исполняется 71 год историческому постановлению Государственного комитета обороны, подписанного Сталиным и объявившего последний призыв Великой Отечественной войны. В армию пошли 18-летние пацаны. Трагическое, нецелованное поколение 1927 года рождения, попавшее в страшную мясорубку на Балатоне и в Маньчжурии, а потом, после Победы еще семь лет тянувшие военную лямку.

     Соответствующее постановление «О призыве на военную службу призывников 1927 года рождения» Государственный Комитет Обороны принял 25 октября 1944 г., а сам призыв проводился в ноябре 1944 г. На действительную военную службу были призваны молодые люди, которым едва исполнилось 17 лет. Следует заметить, что впервые руководство страны решило отступить от Закона о всеобщей воинской обязанности в условиях тяжелейших людских потерь и призвать осенью 1943 г. на действительную военную службу свыше 700 тыс. несовершеннолетних юношей 1926 года рождения.

     В постановлении были определены 4 категории населения, которые освобождались от очередного призыва. Во-первых, это рабочие предприятий, имеющих квалификацию 3-го разряда и выше, учащиеся ряда ремесленных училищ и школ наркоматов. Во-вторых, это студенты всех высших учебных заведений и учащиеся всех техникумов. Не подлежали очередному призыву учащиеся 10-х классов средней школы и 9-10-х классов специальных школ Наркомата просвещения. Четвертую категорию составляли призывники местных национальностей Грузинской, Азербайджанской, Армянской, Туркменской, Таджикской, Узбекской, Казахской и Киргизской союзных республик, Дагестанской, Кабардинской, Северо-Осетинской автономных социалистических республик, Адыгейской и Черкесской автономных областей.

     Всего было призвано 1 млн. 156 тыс. 727 человек. Из числа призывников 60 тыс. человек направили на укомплектование войск НКВД, остальных — в запасные, учебные части и специальные училища и школы с шестимесячным сроком обучения. Часть несовершеннолетних солдат, пройдя ускоренным темпом курс молодого бойца, была отправлена на фронт, из них 280 тыс. навсегда остались на полях сражений европейских стран, которые им пришлось освобождать от фашизма. Среди участников Великой Отечественной войны последнего военного призыва 15 человек получили высокое звание Героя Советского Союза [1].

     У большинства же призывников 1927 года рождения судьба была иная. Они не воевали на фронте, но находились рядом с ним, охраняли военные объекты, железнодорожные и шоссейные мосты, сопровождали на фронт эшелоны с техникой, снаряжением и продовольствием. Для многих молодых солдат война еще долго продолжалась и после Победы. Они с оружием в руках участвовали в ликвидации бандитских националистических группировок на Западной Украине, в Белоруссии, республиках Прибалтики, разминировали бывшие оккупированные территории, проводили траление в акватории Черного и Балтийского морей, конвоировали немецких военнопленных, несли пограничную и караульную службу. После окончания войны они находились в постоянной боевой готовности, месяцами не снимая шинелей, и служили в Советской Армии больше трех положенных по закону сроков. Срочная служба для них была продлена до 7-9 лет. Следующий массовый очередной призыв на военную службу был проведен только в 1949 г.

      В битве за Маньчжурию принял участие и наш земляк - рядовой последнего военного призыва, а ныне полковник в отставке Ильгиз Фатхрахманович Маматов

      Когда началась Великая Отечественная война, Ильгизу Маматову было всего 15 лет. Жили они тогда в Казани. Он и его младший брат росли очень подвижными и шустрыми. Они целыми днями, когда не учились, бегали на улице, как многие пацаны того времени, бывало, и хулиганили. Например, ездили на трамваях, хватаясь за поручни или за задние решетки. Одним словом, мама, устав, переживать за них заявила отцу, который работал в органах внутренних дел: «Надо уезжать из большого города в сельскую местность, где жизнь спокойнее, а не то дождемся, что наши дети станут инвалидами или вообще их лишимся!». Отец внял доводам жены и договорился о переводе в Бавлы, куда семья переехала в 1934 году.

     В июне 1941 года Ильгиз с мальчишками с утра ушел в лес за ягодами. «Около двух часов мы возвращались домой, - вспоминает Ильгиз Фатхрахманович, - и вдруг увидели толпы народа, которые шли в сторону центра. Там начался митинг, а мы спрятались под трибуной. На митинге сообщили, что Германия напала на нашу страну. Помню, что мы не очень расстроились. По карте мы знали, что Германия очень маленькая страна, а наша - огромная и были уверены, что легко справимся».

     17 сентября на фронт забрали отца, и братья остались в доме за мужчин. Оба пошли работать в колхоз, а так как с детства были очень шустрые, то работа поначалу им была не в тягость. Оба ездили на подводах - возили в силосные ямы траву, которую взрослые косили. Вскоре младший брат вернулся учиться в школу, а для старшего учеба в школе закончилась навсегда.

Работы было много. Например, пилили березовые жерди, из которых изготавливали черенки для саперных лопат, топоров и мотыг, которые потом отправляли на железнодорожную станцию и складировали. Потом многих одноклассников отправили в Московскую область на торфоразработки, а Ильгиз Маматов устроился инспектором в Нархозучет, где должен был провести инвентаризацию сельхозтехники района. Юный инспектор провел ее за три месяца, объездив все колхозы Бавлинского района. Его работой в Нархозучете остались довольны.

     В 1943 году вернулся с фронта отец - его комиссовали по болезни. Ильгиз Фатхрахманович помнит, что у отца вообще не осталось зубов. В НКВД ему предложили служить начальником милиции в Первомайском, ныне Черемшанском районе, и семья срочно переехала туда.

     Военный мундир в золоте орденов и медалей, фуражка и кортик - его особая гордость. На службе он всю жизнь: прошёл долгий путь от сержанта до военного комиссара. Призвали на фронт его, 17-летнего мальчишку, в октябре 43-го. Обучали стрельбе прямо на месте, в родном бавлинском колхозе.

    Ильгиз МАМАТОВ, участник Великой Отечественной войны: "В колхозном дворе собирали человек по 25. А в поле за школой стреляли из малокалиберной винтовки. А потом призвали в армию".

     400 таких же молодых парней со всего Татарстана погрузили в эшелон и отправили в Ворошилов-Уссурийск. Потом трое суток шли пешком до манчжурской границы. Здесь им предстояло полтора года жить в казармах, готовить исходные положения для наступления. 

    "Траншеи рыли, 1,5 метра глубины 15 км. Подняли по тревоге 12 человек из роты и и - на границу. 30 июля мы пошли в боевой готовности, нам дали патроны". Здесь же, на границе, Ильгиз Маматов встретил День Победы, день счастья и радостных слёз. "Все радовались, салютовали, гуляние было, кто письма писал. Праздник был".

       А потом для него началась другая война. 9 августа в час ночи всех собрали на митинг и зачитали приказ Сталина. СССР объявил Японии войну и начал боевые действия в Маньчжурии. Ильгиз Маматов в составе 505-го стрелкового полка 25-й армии отправился вдоль границы и дошёл до Японского моря.

      "Японцы по нам стреляли, мы по японцам. Сверху наши машины ехали, мы их встречали".

     Именно там, в октябре 1943 года юношу призвали в армию и отправили на Дальний Восток на Маньчжурскую границу в 505-й стрелковый полк 25-й армии 1-го Дальневосточного фронта.

     «До 1 августа 1945 года наше подразделение занималось земляными работами, - вспоминает Ильгиз Маматов, - рыли траншеи на случай наступления, командные и наблюдательные пункты, блиндажи. 1 августа нас подняли по тревоге и отправили пешком на границу с Северной Кореей. Около недели мы жили в тайге в палатках и ждали команды. 9 августа в час ночи был объявлен митинг, на котором нам сообщили, что началась война с Японией. Когда зачитывали приказ Сталина, над нашими головами уже летели советские бомбардировщики в сторону японских военных объектов в Маньчжурии. И к концу митинга там уже полыхало зарево пожаров. А мы снова стали ждать, когда нам дадут команду на наступление».

     Вскоре появился автобатальон, и подразделение Маматова в составе автоколонны начало движение вдоль границы с Северной Кореей по дороге, которую само же и построило. Через двое суток они направились и вглубь страны. Кстати, командир с первого дня объявления войны назначил Маматова знаменосцем. «Возьми себе в помощь двух бойцов, приказал ему командир, - и береги боевое Красное знамя полка!». Солдат сберег знамя и сдал его в штаб только тогда, когда война закончилась.

     Полк передвигался по территории Северной Кореи, проходя все крупные портовые города. Во многих городах японцев уже не было, по крайней мере, живых. Морская пехота уже сделала свое дело: кругом валялись трупы вражеских солдат, которых не успевали хоронить. Морская пехота гнала японцев в горы, и задача стрелкового полка Маматова была уничтожать их в горах. Для этого на дорогах устраивались засады, из которых врага обстреливали. Оставшихся в живых брали в плен. Так они уничтожали врага вплоть до 20 августа, пока император Японии не объявил капитуляцию и приказал всем своим солдатам сдаться в плен.

     «Мы как раз направлялись в сторону портового города Гэнзан, - вспоминает Ильгиз Маматов, - когда пришел этот приказ. Навстречу нам шли колонны военнопленных японцев. Меня поразило, насколько они были хорошо организованы. Как и мы, они были построены в колоннах по четыре человека в ряд. Их командиры ехали на лошадях. С ними был переводчик, и их командир докложил нашему, какой это полк и где в какой местности они оставили свое оружие. Причем, это оружие было всегда сложено очень аккуратно и разложено по типам. И рядом обязательно оставался охранник».

Так закончилась война для старшего сержанта Маматова, а его гимнастерку украшала медаль «За победу над Японией». Но не закончилась военная служба. Однажды в курилке командир сказал ему: «Ильгиз, а не хотел бы ты поехать учиться в военное училище - из тебя бы получился хороший офицер».

     А Маматов давно мечтал об этом, да только думал, что с его неполным средним образованием это невозможно. Об этом он и сказал командиру. Но, оказывается, во Владивостоке было пехотное училище, в котором могли учиться участники Великой Отечественной войны, не имеющие среднего образования. Ильгиз Маматов тут же написал рапорт, и через два дня пришла телефонограмма, приказывающая старшему сержанту Маматову прибыть срочно в распоряжение училища. Кстати, многие друзья уговаривали его не делать этого. «Мы уже завтра будем дома, - говорили они, - а ты еще 25 лет будешь служить!». Но Ильгиз Маматов не сомневался ни секунды, да и потом ни разу не пожалел, что выбрал эту военную дорогу.

      Тем более что практически вся служба солдата прошла в родном городе Казани в Приволжском военном округе, куда по приказу министра обороны страны он был прикомандирован. Служил он в так называемой Кремлевской 96-й стрелковой дивизии, и военным комиссаром в Аксубаевском районе, был и начальником штаба гражданской обороны.

     А последние годы, после того, как ветеран ушел в отставку, полковник Маматов стал членом Совета ветеранов войны и военной службы Республики Татарстан. Ильгиз Фатхрахманович - председатель комиссии по социально бытовым вопросам. В комиссию приходят письма с жалобами и просьбами от участников войны.

     В основном они связаны с жилищными проблемами: кому надо улучшить жилищные условия, кому сделать ремонт, кому и вовсе получить хоть какое то приличное жилье. Если ветеран живет в Казани, то решать эти вопросы председатель комиссии пытается при личной встрече с теми, от кого это зависит. Если же письмо приходит из района, то туда в администрацию направляются письма с просьбой помочь ветерану.

     И как не помочь, ведь их и осталось-то совсем немного. Даже одному из самых молодых участников Великой Отечественной войны, Ильгизу Фатхрахмановичу Маматову, уже 90-й год пошел. А тогда в 1945-м он, и другие молодые ребята, не жалея себя, били врага, и страшная «Августовская буря» была им нипочем.

 

Миляуша САЛИМЗЯНОВА

Использованная литература:

Людмила Канашева. Последний военный призыв // www.proza.ru.

Г.М.Ширшов. Они стали основным контингентом Советской Армии // Военно-исторический журнал, 2008 г. № 3.

Воспоминания рядового последнего призыва  войны Отечественной.  И.Ф. Маматов

 

 

*****

 

В августе 1945 года, когда американские самолеты сбрасывали атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, 1,6 миллиона советских солдат неожиданно атаковали японские силы в Восточной Азии. За несколько дней миллионная армия, которую император Хирохито держал в регионе, была разбита.

Это событие привело к перелому на Тихоокеанском театре военных действий Второй мировой войны, но в книгах по истории его часто заслоняют сброшенные на той же неделе атомные бомбы. Однако в последние годы некоторые историки доказывают, что действия Советского Союза не в меньшей – а, возможно, и в большей – мере, чем атомные бомбардировки, способствовали окончанию войны.

Профессор новой истории из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре недавно поддержал эту точку зрения, заявив, что страх перед советским вторжением подтолкнул японцев сдаться США, которые, как они считали, обойдется с ними лучше, чем Советский Союз.

Японские войска впервые столкнулись с русскими в Северо-Восточной Азии в 1939 году, когда японская армия попыталась вторгнуться в Монголию. Сокрушительное поражение в битве на Халхин-Голе в итоге заставило Токио подписать пакт о нейтралитете, благодаря которому Советский Союз не принимал участие в войне на Тихом океане.

Токио после этого сфокусировался на противостоянии американским, британским и голландским силам, что 7 декабря 1941 года привело к удару по Перл-Харбору.

После того, как 8 мая 1945 года Германия капитулировала, Япония, понесшая поражение на Филиппинах, на Окинаве и на Иводзиме, обратилась к Москве с просьбой послужить посредником на переговорах об окончании войны.

Однако советский лидер Иосиф Сталин уже втайне пообещал Вашингтону и Лондону, что в течение трех месяцев после победы над Германией он атакует Японию. Поэтому он проигнорировал просьбу Токио и перебросил больше миллиона солдат на маньчжурскую границу.

Операция «Августовская буря» (так называют американские специалисты Маньчжурскую стратегически-наступательную операцию советских войск на Дальнем Востоке – ред.) началась 9 августа 1945 года, когда на Нагасаки была сброшена бомба. За две недели боев погибли 84 000 японских солдат и 12 000 советских. Советские войска остановились всего в 50 километрах от японского северного острова Хоккайдо.

«Вступление Советского Союза в войну внесло намного больший вклад в капитуляцию Японии, чем атомные бомбы. Оно лишило Японию надежды на выход из войны при посредничестве Москвы», - считает Цуеси Хасегава (Tsuyoshi Hasegawa), недавно выпустивший монографию «Наперегонки с врагом» («Racing the Enemy»), которая исследует завершение войны на Тихом океане, основываясь на недавно рассекреченных советских архивах, а также на японских и американских документах.

«Император и партия мира (в правительстве) поспешили закончить войну, рассчитывая, что Америка обойдется с Японией лучше, чем Советский Союз», - заявил в своем интервью Хасегава, владеющий русским языком.

Несмотря на огромное число погибших в результате атомных бомбардировок (в Хиросиме погибли 140 000 человек, в Нагасаки – 80 000), имперское командование верило, что Япония сможет сопротивляться вторжению союзников, если сохранит контроль над Маньчжурией и Кореей, снабжавшими Японию ресурсами на ведение войны, утверждают Хасегава и историк Второй мировой из лондонского Имперского военного музея Терри Чарман (Terry Charman).

«Удар, который нанес СССР, все изменил, – говорит Чарман. – Правительство в Токио осознало, что надежды не осталось, и в этом смысле «Августовская буря» сильнее подтолкнула Японию к капитуляции, чем атомные бомбы».

     И после американских атомных бомбардировок японская императорская армия насчитывала в общей сложности 6 миллионов человек и 500 боевых кораблей. Это была очень значительная сила, угрожавшая и Соединенным Штатам Америки, и Советскому Союзу, и всему миру.

    Ошеломляющее наступление советских войск началось 9 августа. Командование фронтов было превосходно. Это были опытные, искушенные генералы. Командовал наступательной операцией бывший начальник Генерального штаба маршал Василевский. Первый Дальневосточный фронт возглавлял прославленный военачальник Мерецков. Второй Дальневосточный фронт - генерал армии Пуркаев. Забайкальский фронт - маршал Малиновский.

    Обладая богатым опытом боевых действий против гитлеровцев, советские войска серией быстрых и решительных ударов прорвали японскую оборону и начали наступление в глубь Маньчжурии. Танковые части успешно продвигались в казалось бы непригодных условиях - через пески Гоби и хребты Хингана, но отлаженная за четыре года войны с самым грозным противником военная машина практически не давала сбоев. Квантунская армия не могла ей противостоять. За сутки советские войска проходили до 80 километров. Вскоре начались операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов.

    Еще до окончания боев, 17 августа, японский император Хирохито, не упомянув об американских атомных бомбардировках, заявил: "Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи".

     В Соединенных Штатах на бомбардировки до сих пор многие смотрят как на крайнее средство, которое пришлось применить, чтобы заставить сдаться врага, намеренного сражаться до последнего. Президент Гарри Трумэн и военное руководство США считали, что вторжение в Японию стоило бы сотен тысяч жизней американских солдат.

Американский историк Ричард Франк (Richard Frank) убежден, что какими бы ужасными ни были атомные бомбардировки, они спасли жизни сотен тысяч американцев и миллионов японцев – военных и штатских – которые погибли бы, продолжайся война до 1946 года.
 

ИОСИФ СТАЛИН, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память
Представитель Советского Союза генерал Иван Деревянко и другие участники торжества по случаю подписания Акта о безоговорочной капитуляции Японии, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память

     «Согласно знаменитому высказыванию министра обороны Генри Стимсона (Henry Stimson), бомбы были «наименее отвратительным вариантом» в рамках того жуткого выбора, перед которым стояли американские лидеры, - заявил он в своем интервью. – Альтернативы атомной бомбе не гарантировали скорого окончания войны, зато предполагали больше смертей и страданий».

     Франк, пишущий сейчас трехтомную историю войны на Тихом океане, говорит, что он по-прежнему не согласен с Хасегавой в вопросе о  сравнительной важности советского вмешательства и атомной бомбы как факторов, способствовавших капитуляции Японии. Впрочем, по его словам, они оба согласны в том, что окончательная ответственность за случившееся лежит на японском правительстве и Хирохито, который решил в июне поставить под ружье почти все население, в том числе большую часть женщин, и драться до конца.

«Так как никто не позаботился обеспечить этих людей формой, в случае вторжения союзники не могли бы отличить комбатантов от нонкомбатантов, что фактически превращало каждую японскую деревню в военную цель», - поясняет Франк.

     Об эффекте, который произвело молниеносное продвижение советских войск, свидетельствуют слова японского премьер-министра времен войны Кантаро Судзуки (Kantaro Suzuki), убеждавшего свое правительство капитулировать.

     Согласно книге Хасегавы, он заявил: «Если мы упустим сегодня эту возможность, Советский Союз захватит не только Манчжурию, Корею и Сахалин, но и Хоккайдо. Мы должны закончить войну, пока мы еще можем иметь дело с Соединенными Штатами».

     15 августа Япония прекратила сражаться (в Соединенных Штатах день победы над ней празднуется 14 августа), а 2 сентября последовала формальная капитуляция. По словам профессора российской истории из Лондонской школы экономики Доминика Ливена (Dominic Lieven), «антисоветский настрой Запада породил тенденцию к преуменьшению военных достижений Советского Союза» (что фактически до сих пор поддерживается российскими либераламиред.).

     Кроме того, «лишь немногие англичане и американцы видели продвижение советских войск на Дальнем Востоке своими глазами, а в советские архивы западных историков не пускали», - добавляет он.

     ...Утро 2 сентября 1945 года в Токийской бухте выдалось туманным. В бухте стояло множество боевых кораблей. На одном из них - американском линкоре "Миссури", украшенном флагами, - царило оживление. Поблескивали погоны и кокарды разных стран; на мостках трещали фото- и кинокамеры. Общее внимание было обращено к столу, перед которым - с одной стороны - плотным строем стояли представители стран победительниц (Австралии, Англии, Канады, Китая, Новой Зеландии, СССР, США, Франции), с другой - бесформенной кучкой - представители разгромленной Японии.

     Главным режиссером процедуры подписания Акта о капитуляции был Верховный Главнокомандующий союзных армий генерал армии США Дуглас Макартур. Верховное Главнокомандование Советских вооружённых сил представлял генерал-лейтенант Кузьма Деревянко.

     Процедура началась с акции "пять минут позора Японии". Японцы (их было 11 человек) должны были выдержать взгляд победителей. Тяжелее других для них был взгляд представителя Китайской Республики генерала Су Юн-чана: как известно, японцы китайцев за людей не считали. Японскую делегацию возглавил министр иностранных дел Мамору Сигемицу.

     Прервав тишину, генерал Макартур сказал: "Мы собрались здесь как представители главных воюющих держав для того, чтобы заключить торжественное соглашение, которое восстановит мир. Проблемы, связанные с различными идеалами и идеологиями, были разрешены на полях сражений всего мира, и потому не подлежат дискуссии или дебатам". Небрежным жестом он пригласил к столу японских представителей.

     Церемония подписания Акта длилась 45 минут, заняв время одного школьного урока. Когда чернила на Акте высохли, а все речи над палубой отзвучали, Макартур проговорил: "А теперь давайте помолимся за мир, который был сейчас восстановлен для мира, и за то, чтобы Бог хранил его всегда".

 

 

АКТ О БЕЗОГОВОРОЧНОЙ КАПИТУЛЯЦИИ ЯПОНИИ
Акт о безоговорочной капитуляции Японии, 2 сентября 1945 года, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память Акт о безоговорочной капитуляции Японии, 2 сентября 1945 года, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память

     Удивительно, но в самой России на эту кампанию также не обращали большого внимания. Видимо, несмотря на беспрецедентный масштаб победы, 12 000 погибших в боях с японцами терялись на фоне войны не на жизнь, а на смерть с нацистской Германией, унесшей жизни 27 миллионов советских граждан.

     «Значение этой операции огромно, - считает президент Академии военных наук России отставной генерал Махмут Гареев, участвовавший в кампании 1945 года. – Вступив в войну с милитаристской Японией… Советский Союз ускорил конец Второй мировой войны».

Источник: «The Associated Press»
 

НА ЭТУ ТЕМУ:
Забытый День Победы.
Советско-японская война.
Германо-японский союз.
Кто против народной славы?
День Победы над Японией будет!
Возмездие: Токийский военный трибунал.
Документальные фильмы о войне с Японией и о маршале Василевском.

 

Из журнала "Сенатор"



Вернуться к списку новостей


Еще новости в разделе:

23.06.2016  Общественная организация "Союза ветеранов группы войск в Германии" по Республике Татарстан

17.04.2015  С Днём рождения обаятельного и по-прежнему молодого ветерана Зою Фокину в традиционной рубрике "Лица Победы" поздравляла Полина Кастрицкая.

10.04.2015   Елена Большакова. Триптих «Осколки войны»







 
Поиск по сайту:
Карта сайта