Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

Общественная организация ветеранов (инвалидов) войны и военной службы республики Татарстан

 

"Новости к годовщине Победы"

КалендарьКалендарь
Обзор прессыОбзор прессы
Об организации
Клубы «Боевая слава» и «Боевые подруги»
Комиссия по работе с ветеранами боевых действий и ВС
ГСВГ-ЗВГ "Союз ветеранов группы войск в Германии"по РТ
Конкурсы "Растим патриотов России"
Круглый стол "За РОДИНУ,за РОССИЮ"
Музей генералов Татарстана в школе № 113
Партизанский музей школы № 98 Казани
Планирование
Бесмертный полк
Законодательство
Контакты
 
На главную»"Новости к годовщине Победы"

 

65 - летию - Первый сталинский удар – разгром немецких войск под Ленинградом и Новгородом


20.01.2009
 

       

 

И.В. Сталин

 

 

 

Снятие блокады Ленинграда

      Первым ударом в январе 1944 года стала стратегическая наступательная операция войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов во взаимодействии с Балтийским флотом с целью разгрома группировки немцев под Ленинградом и Новгородом. Взломав мощную долговременную оборону врага на 300-км фронте, советские войска разгромили 18-ю и частично 16-ю немецко-фашистские армии и к 29 февраля продвинулись на 270 км, полностью ликвидировав блокаду Ленинграда и освободив Ленинградскую область. В результате успешного осуществления первого удара были созданы благоприятные условия для освобождения Прибалтики и разгрома противника в Карелии.

 

1. Операция "Искра"

Великая Отечественная война

 

 

Дата

1219 января 1943

Место

Южное побережье Ладожского озера

Итог

Прорыв Блокады Ленинграда

 

Стороны

СССР

Германия

Командующие

Кирилл Мерецков
Леонид Говоров

Георг Линдеман

Силы сторон

302800 человек в составе 21 дивизии, 21 бригады, одного укрепрайона.

18-я армия (Германия)

Потери

Безвозвратные: 33940 человек, санитарные: 81142[1]

 

Операция «Искра» — наступательная операция советских войск во время Великой Отечественной войны, проведённая с 12 по 30 января 1943 года силами Ленинградского и Волховского фронтов при содействии части сил Балтийского флота и авиации дальнего действия с целью прорыва блокады Ленинграда.

 

      Начиная серию статей о победных сражениях 1944 года таким заголовком, я нисколько не сомневаюсь в раздражительной реакции нынешней так называемой демократической общественности. С именем Сталина и понятием антисемитизм уже давно, а сейчас особенно, связана тестовая установка, определяющая принадлежность «своего» в системе современных властителей мирового порядка. Примеров тому несть числа. Вот и всенародный «кот Матроскин» в одном из интервью, кстати, на отвлеченные темы, в обязательном порядке отрапортовал, что хуже антисемитизма может быть только фашизм, а Сталин исчадие ада. Понятное дело, в этом он был уверен с детства, услышав о палаче Сталине из уст дяди, проходя с ним мимо памятника ненавистному тирану. Вот так с детства ненавидел Сталина, коммунистов и советскую власть. Правда, сам был коммунистом и не гнушался получать от советской власти все блага для собственной карьеры и обогащения. Ну, это мелочи прошлого, а нынешняя жизнь настоятельно требует осудить и развенчать. Тут не только дядю придумаешь. Иначе кто же позволит в преклонных годах руководить несколькими театрами кряду, быть членом едва ли не всех творческих жюри и т.д. Как нынче модно говорить – зарабатывать деньги. Кто же возьмет без каждодневной рапортички по соответствующим вопросам, аж в президентский совет по культуре. Совет, надо сказать, странноват по составу. Тут тебе и шут Хазанов, и эстрадная певичка Долина. Русскую же литературу представляет целый писатель Радзинский. Ну, нет больше на русской земле других писателей, мастеров слова и знатоков русской, да что там русской, мировой истории и культуры. То есть, они вроде и есть, но не для президентского совета. Здесь нужен «свой», Радзинский, этакая «глыба» и «матерый человечище». Здесь нужны «свои», прошедшие тест на имя Сталина и понятие антисемитизм, будь то космополиты-либералы или православные монархисты. Причем, именно антисемитизм, а не ультра национализм и ксенофобия вообще. Соль и цвет русской культуры, нравственности. То, что они в большинстве своем многажды женаты и замужем на особах, годящимся им в внучки и внуки, видимо, только подчеркивает эту самую высокую нравственность. Совет, правда, даже либеральная печать поругивает за безудержный холуяж и попрашайничество. Ну да это мелочи при такой-то борьбе за культуру. Относительно же теста, не то что «кот Матроскин», сам президент на встрече в министерстве обороны просил не забывать о Холокосте. Как же, забудешь. Только попытается мир отвлечься на другие проблемы, как в центре Берлина начинают строить своеобразный мемориал – еврейское кладбище. Рейхстага и Бранденбургских ворот, памятника советскому солдату маловато. А уж у нас каждое воскресенье журналист Познер к месту и ни к месту осудит Сталина и антисемитизм. И таких журналистов тьма тьмущая. Где уж тут забыть…

        Прошу прощения у читателя, что начал разговор о 1944 годе с подобного отступления, но победные сражения конца Великой Отечественной войны по праву назвали «Десять сталинских ударов». В те времена ни солдаты, ни маршалы, ни наши западные союзники, ни простые обыватели не сомневались в справедливости такого названия. Что бы сейчас не говорили, Сталин был фактическим, а не номинальным Верховным Главнокомандующим. Воевать же и выиграть такую войну вопреки воле и разуму Верховного Главнокомандующего невозможно по определению. Не было такого в военной истории и быть не может. Тем более к 1944 году, имея лучших в мире солдат и полководцев, сам Сталин стал крупным военачальником. Тому свидетельствуют не только воспоминания маршалов, масса ныне рассекреченных документов, но и итоги сражений конца великой войны. И, если Сталин несомненно был повинен в ряде тяжелейших поражений первого периода войны, то в равной степени причастен и к величайшим победам Красной Армии. О чем бы не говорили много лет спустя иные исследователи, последнюю подпись под всеми решениями Ставки ставил Сталин.

        Итак, вернемся в 1944 год. Новый Год в Москве и в Берлине встречали с разным настроением. В Москве настроение было хорошее. Успехи на фронтах в прошедшем году, блестящие результаты Тегеранской конференции, развернувшаяся во всю мощь советская оборонная промышленность, четкая организация подготовки резервов, снабжения и обеспечения действующей армии не давали ни малейшего повода сомневаться в скорой и окончательной победе над врагом. Судите сами. Только за 1943 год промышленность СССР произвела 130 тыс. орудий, 24 тыс. танков и САУ, 35 тыс. боевых самолетов. Тысячи танков, самолетов, десятки кораблей, сотни тысяч так нужных армии грузовиков, большое количество другого вооружения и военной техники регулярно, а после Тегерана неукоснительно поступало по ленд-лизу. К началу 1944 года войска действующей Красной Армии имели 6,3 млн. человек, 83,6 тыс. орудий и минометов (не считая зенитных и 50мм минометов), 5,2 тыс. танков и САУ, 10,5 тыс. боевых самолетов. Армия в достаточном количестве начала получать новые образцы автоматического стрелкового оружия, модернизированные танки Т-34, новые тяжелые танки ИС-2 и САУ ИСУ-122, ИСУ-152, 85 и 100мм противотанковые орудия, 160 мм минометы и более мощные реактивные установки БМ-31-12. Авиация получила на вооружение новые истребители Як-3 и Ла-7, новую модификацию американской «Аэрокобры». Согласитесь, внушительная сила, значительно повысившая огневую и ударную мощь соединений и частей, их подвижность и маневренность. Наконец, четко заработала система подготовки резервов через запасные полки и учебные центры. Прежде чем попасть на передовую подготовку проходили все – от солдата до генерала. Как же это было важно, особенно для авиации, артиллерии, танковых войск. Как же это усилило боевые части и в итоге снизило неизбежные потери. Особо хочу отметить то, что вновь открыли двери военные академии. Ставка могла себе позволить снимать с фронта наиболее талантливых командиров, орденоносцев и направлять их на учебу в академии. Очень примечательный факт! Введение погон, самого слова офицер, восстановление Патриаршества и легализация Церкви подняли и без того высокий моральный дух войск, всего народа на небывалую высоту.

      Совсем иное настроение царило в стане врага. Германия к началу 1944 года еще располагала огромными ресурсами для ведения войны. Ее промышленность имела высокие показатели и, хотя отставала по темпам роста от советской, все же сумела в том же 1943 году произвести 73,5 тыс. орудий,12 тыс. танков и штурмовых орудий, 26 тыс. боевых самолетов. Немецкая инженерная мысль работала великолепно. Появились невиданные в мире образцы танков, противотанковых вооружений, боевых реактивных самолетов (подчеркиваю боевых –С.К.) и, наконец, ракетное оружие. К началу 1944 года группировка немецких войск на Восточном фронте насчитывала 4,9 млн. человек, около 55 тыс. орудий и минометов, 5,4 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 3 тыс. боевых самолетов. Немцы уступали нам по личному составу в 1,3 раза, артиллерии – в 1,7 раза, самолетам – в 3,3 раза. В танках превосходили незначительно. После Тегеранской конференции Гитлер окончательно понял, что спасти Германию может только затягивание войны. Это означало переход к жесточайшей, тотальной обороне, особенно на Восточном фронте. Кстати, хотелось бы развеять миф о хорошо подготовленной операции немецкой разведки по уничтожению большой тройки в Тегеране. До сих пор нет ни одного документального подтверждения о разработке подобной операции. Факты же упрямо доказывают иное. Например, все лето и осень так называемый руководитель террористической группы гитлеровский любимчик Скорцени занимался подготовкой и осуществлением операции по освобождению Муссолини. Сам Гитлер узнал о конференции слишком поздно, и немецкая разведка просто не успевала подготовить столь сложную операцию. Конечно, в Иране существовала достаточно разветвленная сеть немецкой агентуры, но она находилась под надежным контролем британских и советских спецслужб. Любопытно, что 28 ноября Гитлер присутствовал на демонстрации учебного боя реактивного истребителя Ме-262 и был весьма удивлен донесением из Турции о начале конференции. Но вернемся к вопросам стратегии. Здесь примечательно то, что германское командование пришло к выводу строить немецкую оборонительную систему по типу советской образца 1941-42 годов, оборудовать ее на большую глубину и, «невзирая на вопросы престижа, сооружать оборонительные позиции в своем глубоком тылу». Была разработана специальная «Инструкция по ведению оборонительных боев на укрепленных позициях», в которой давались рекомендации по инженерному оборудованию обороны на Восточном фронте. К началу 1944 года немцы проделали в этом направлении большую работу, особенно на северо-западном и центральном участках фронта. Местность приспосабливалась для ведения обороны на глубину до 300 километров! Три-четыре полосы обороны с использованием самых современных средств обеспечения: минные поля, проволочные заграждения, сплошные траншеи, отсечные позиции, ДОТы, ДЗОТы, противотанковые рвы и надолбы. Документы и последующие события доказывают лживость утверждения гитлеровских генералов, в частности Гудериана, о том, что Гитлер запрещал строительство оборонительных рубежей.

       Гитлер провел очередную тотальную мобилизацию в тылу и тыловых частях. Было приказано немедленно изыскать и направить на фронт по меньшей мере 1 млн. человек. Любопытны и меры по усилению морально-боевого духа войск и населения Германии. 22 декабря 1943 года Гитлер издал приказ о национал-социалистическом руководстве в вооруженных силах, в котором потребовал от верховного командования по соглашению с партийной канцелярией усилить политико-идеологическое руководство и воспитание в вермахте. В ОКВ создавался штаб по национал-социалистическому руководству, начальник которого подчинялся непосредственно фюреру. При штабах дивизий и выше, а также равных им учреждениях вводились должности офицеров – национал-социалистических руководителей, а нижестоящих штабах, до батальонного включительно, такие обязанности возлагались на одного из офицеров штаба по совместительству. И., наконец, разрешалось членство военнослужащих в национал-социалистической партии, тогда как до этого члены нацистской партии на период военной службы, за исключением войск СС, автоматически выбывали из ее рядов. Вот тебе и на! Сталин отказался от института военных комиссаров, а Гитлер его ввел в самые трудные времена. Не правда ли примечательно? Ну а уж приказ Гитлера от 26 февраля 1944 года, в котором офицерам, унтер-офицерам и «просто храбрым солдатам» было предоставлено право без суда и следствия расстреливать на месте «неповинующихся» и «недисциплинированных» должен был бы привести в ужас нынешних общечеловеков. Но не привел. Им до сих пор нет ничего страшнее сталинских СМЕРШа и заградотрядов.

       С учетом выше сказанного можно понять, какого врага предстояло в 1944 году разбить Красной Армии, какую преодолеть оборону, какие для этого востребовать усилия, умение и высокие морально-боевые качества. Год, безусловно получился победным, но какой ценой!

Страна и армия были к этому готовы. Ставка решила в зимне-весенней кампании 1944 года, прежде всего, разгромить фланговые группировки противника – под Ленинградом и Новгородом, на Украине и в Крыму. Главный удар планировалось нанести на Правобережной Украине, где были сосредоточены наиболее крупные группировки вражеских войск.

      Мы начнем с первого сталинского удара – разгрома немецких войск под Ленинградом и Новгородом. Ленинградско-Новгородская стратегическая наступательная операция проводилась силами Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов с целью разгрома противника под Ленинградом, Новгородом и окончательного снятия блокады Ленинграда. Фронт на северо-западе стабилизировался фактически сразу после прорыва блокады. В течение года шли так называемые бои местного значения, противники закапывались в землю, совершенствовали систему обороны и временами, казалось, что это навсегда. Но только казалось. Активизации действий под Ленинградом требовала сложившаяся к концу 1943 года обстановка. Во-первых, невозможно, да и незачем было терпеть блокаду. Связь с Большой землей и организация бесперебойного снабжения Ленинграда всем необходимым конечно сняла остроту положения. С февраля и до конца 1943 года в Ленинград было доставлено 4,4 млн. тонн различных грузов, в том числе продовольствие, топливо, сырье, вооружение и боеприпасы. Сам город оживал буквально на глазах. Да что там оживал! Он заработал едва ли не на полную мощность. К концу года ленинградцы частично и полностью ввели в действие 85 крупнейших заводов и фабрик. Среди них – «Электросила», Невский машиностроительный, Кировский, «Большевик», «Светлана», «Русский дизель», «Севкабель», «Красный химик», «Красный выборжец» и многие другие. Рабочие и инженеры Волховской ГЭС восстановили шесть ее агрегатов общей мощностью 48 тыс. киловатт. В Ленинграде возобновилось производство крупнокалиберной морской артиллерии, массовый выпуск артиллерийских снарядов, строительство тральщиков и катеров. Ленинградцы продолжали удивлять мир, умудряясь под обстрелами и бомбежкой восстанавливать город. На глазах исчезали развалины, на 12 маршрутах курсировали более 500 трамваев, а в 99 процентах жилых домов начал действовать водопровод. Поразительно! Ныне, в нашей благополучно-демократической России, такое и представить невозможно. Целые регионы месяцами сидят без света тепла, воды… Только сопоставьте факты – блокадный фронтовой город и нынешний демократический рай! А перед блокадниками – ленинградцами – в очередной раз снимем шапки и низко им поклонимся.

        Действительно, сложилась парадоксальная ситуация. Наши войска под Ленинградом и на Волхове укрепились значительно, имели хорошие исходные районы для наступления, занимали выгодное по отношению к противнику положение. Активизировался Балтийский флот, особенно его артиллерия и подводные силы. Авиация окончательно завоевала превосходство в воздухе. В ночь на 17 октября 1943 года на Ленинград упала последняя бомба!…. И в то же время линия фронта проходила фактически у стен города. На его улицах еще рвались снаряды!…Понятно, что окончательного разгрома немцев под Ленинградом требовали не только законы войны, но сама жизнь.

       Исходя из общего замысла зимне-весенней кампании 1944 года, Ставка поставила пере тремя фронтами задачу разгромить группу армий «Север», полностью деблокировать Ленинград, очистить от врага оккупированные районы Ленинградской и Новгородской областей и создать условия для освобождения Прибалтики. Основные усилия сосредотачивались в полосах Ленинградского и Волховского фронтов, которые занимали охватывающее положение по отношению к группировке противника. Удары этих фронтов в сочетании с мощным наступлением на Правобережной Украине должны были сковать силы противника по всему советско-германскому фронту, ограничить его возможности в маневре и привести к нужному результату. В период подготовки были проведены крупные перегруппировки сил и средств, в том числе корабли Балтийского флота переправили на Ораниенбаумский плацдарм целую 2-ю Ударную армию. Войска трех фронтов имели 1 млн.252 тыс. человек, 20183 орудия и миномета, 1580 танков и САУ, 1386 боевых самолетов. В течение лета и осени 1943 года они непрерывно проходили боевую подготовку. Солдаты учились штурмовать ДОТы и ДЗОТы, преодолевать проволочные заграждения и минные поля. Командиры всех степеней отрабатывали на местности вопросы управления, организацию взаимодействия между пехотой, танками, артиллерией и авиацией. Особое внимание уделялось так называемому «осапериванию» войск: по несколько человек в каждом взводе обучались резать проволочные заграждения, находить и обезвреживать мины, прокладывать гати. Только на Ленинградском фронте такую подготовку прошли более 30 тыс. человек. Впечатляющая цифра.

Не дремали и немцы. Верховное командование поставило войскам задачу – прочно оборонять занимаемые позиции, продолжать блокаду Ленинграда, оккупацию области, любой ценой удерживать выход к Прибалтике ее портам. Гитлер слишком хорошо понимал, что означает для Германии норвежская и шведская руда, союзничество Финляндии и будет драться за Прибалтику до конца войны. В начале декабря германское военное руководство отмечало, что «давно обнаруженные приготовления к наступлению Волховского и Ленинградского фронтов по-видимому планомерно продолжаются… В качестве предполагаемых районов наступления в настоящее время наиболее ясно выделяются Новгород-волховский плацдарм и районы южнее Ленинграда, Ораниенбаума». Немцы не ошибались, игра шла в открытую. Более двух лет они строили оборонительные сооружения под Ленинградом и Новгородом. К началу 1944 года по огромной дуге, упиравшейся своими флангами в Финский залив и озеро Ильмень, была создана мощная хорошо оборудованная в инженерном отношении оборона, названная Северным валом. В тылу спешно возводился оборонительный рубеж «Пантера». Общая глубина обороны достигала 230-260 километров. Все это возводилось на лесисто-болотистой, холмистой местности. Германские солдаты получили строжайший приказ до последнего человека драться за каждый опорный пункт, за каждую огневую точку. Кстати, именно здесь впервые в немецкой да и в финской армиях начали приковывать цепями штрафников к пулеметам в ДОТах и ДЗОТах. Леса и многочисленные болота, почти не замерзающие зимой, позволяли обороняться малыми силами. Я специально так подробно останавливаюсь на этом, чтобы опровергнуть бытующие на Западе и модные ныне у нас утверждения о слабости группы армий «Север» и некомпетентности Гитлера, ставившего своим солдатам и офицерам невыполнимые задачи. Да, группу армий «Север» в течение 1943 года пришлось изрядно пощипать, передав моторизованную и две пехотные дивизии группе армий «Центр» и пять пехотных дивизий группе армий «Юг». Но на пополнение пришли четыре пехотные дивизии и бригада СС из Германии, да моторизованная бригада из Югославии. Командующий группы армий «Север» генерал-фельдмаршал Г. Кюхлер имел в своем распоряжении 741 тыс. человек, 10070 орудий и минометов,385 танков и штурмовых орудий, 370 боевых самолетов и уступал русским по пехоте в 1,7 раза, артиллерии – в 2 раза, танкам – в 4 раза, боевым самолетам – в 3,7 раза. Но, имея такие оборонительные рубежи, на такой местности, мог рассчитывать на успех. Это может подтвердить, не задумываясь, любой профессиональный военачальник... Кюхлер и не сомневался в успехе. Потом уже гитлеровские генералы будут все валить на Гитлера. Потом!

     Понимая всю сложность предстоящих боев, в Москве все же верили в победу. Общеизвестны все перипетии борьбы, сложившейся на полях сражений. Я лишь хочу напомнить о наиболее существенных моментах. Вся стратегическая операция разбилась на три этапа. На первом этапе 12 января первыми начали наступление войска 2-го Прибалтийского фронта генерала М.М. Попова с целью сковать 16-ю армию противника и не допустить переброски ее сил под Ленинград и Новгород. Бои сразу приняли ожесточенный характер. Враг держался, но удалось сделать главное – сковать его силы. 14 января перешли в наступление войска Ленинградского фронта генерала Л.А. Говорова и Волховского фронта генерала К.А. Мерецкова. Метеоусловия сложились крайне неблагоприятные. Снегопад и метель затрудняли действия авиации, прицельный огонь артиллерии, передвижение танков и пехоты. Немцы же вели огонь по пристрелянным ориентирам. Начавшаяся оттепель в лесисто-болотистой местности обернулась настоящим кошмаром для наступающих войск. Солдаты тащили на себе орудия, минометы, боеприпасы, а зачастую и танки. Лишь на третий день войска Ленинградского фронта прорвали главную полосу обороны, а дальше их было уже не удержать. 19 января 42-я армия овладела Красным Селом, а 2-я Ударная – Ропшей. Подвижные группы армий соединились в районе юго-восточнее Ропши, замкнув кольцо окружения. К сожалению, кольцо оказалось непрочным. Сказалась неопытность бойцов и командиров, особенно армейского звена. Немцы вырвались из окружения, но покатились назад, потеряв убитыми около 20 тыс. солдат и офицеров. Несколько тысяч попали в плен. Самым главным трофеем стали 85 сверхмощных орудий калибра от 150 до 400 мм, которые вели варварский обстрел Ленинграда. Это их Гитлер гонял через все фронты из Ленинграда в Севастополь и обратно! 24 января одновременной атакой с двух направлений наши войска освободили Пушкин и Павловск, и перед красноармейцами, перед всем миром предстала страшная картина разрушения и разграбления всемирно известных памятников русского зодчества и прикладного искусства, дворцов и музеев. Началась знаменитая, не окончившаяся и доныне, эпопея Янтарной комнаты.

      Тяжело наступали и армии Волховского фронта. Та же метель, оттепель, то же бездорожье. Понадобилась почти неделя упорных боев, и немцы сломались. Утром 20 января войска 59-й армии перерезали все железные и шоссейные дороги идущие к Новгороду и к концу дня овладели городом. Враг потерял более 15 тыс. убитыми, 3 тыс. немцев сдались в плен вместе с сотнями орудий и минометов, тысячами автомобилей. И вновь освободители увидели картину страшного варварства. Ценнейшие памятники древнерусского зодчества – соборы и церкви были разграблены и лежали в руинах. Исчезли и до сих пор не найдены сотни бесценных икон и церковных реликвий. Сильно пострадал Софийский собор, башни и здания Кремля, памятник «Тысячелетие России». Почти все взрослое население города оккупанты угнали на каторжные работы в Германию. До сих пор ныне благополучная Германия, собственно и ставшая полноценной Германией только благодаря бескорыстной России, ничего нам не вернула и не спешит возвращать из этого святого наследия. Зато наши «друзья немецкого народа», такие как министр Швыдкой, да и не только он, готовы все забыть, все простить. Нас же, победителей, еще и призывают покаяться и вернуть трофеи. Даже не в обмен. Мы, де грабили, а у них просто так получились, как бы невзначай. Ну ,нет, господа хорошие. Русский человек отходчив, но не беспамятен. Не выйдет у вас, какие бы вы силы не прикладывали. Господь не допустит!

       А войска двух фронтов пошли дальше, пройдя с боями от 60 до 100 км, к 30 января вышли главными силами к оборонительному рубежу по реке Луга и перерезали важнейшие коммуникации противника. Немцы отступали, и рассвирепевший Гитлер ничего не мог поделать кроме замены фельдмаршала Г. Кюхлера на генерал-полковника В. Моделя. Но как Модель не помог под Курском, также он оказался бессилен и под Ленинградом. 27 января 1944 года навсегда останется в памяти ленинградцев: город праздновал окончательное снятие вражеской блокады. Десятки тысяч изможденных, но счастливых людей вышли на улицы, площади и бульвары. Многие еще по привычке жались к стенам домов, обходили участки улиц с надписями: «При артобстреле эта сторона наиболее опасна!» Люди слушали приказ Военного совета фронта:

        «Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта Вы отстояли наш родной город. Своим героическим трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, Вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы. От имени войск Ленинградского фронта п о з д р а в л я ю Вас со знаменательным днем великой победы под Ленинградом!»

        Гремели залпы салюта на Марсовом поле, на берегах Невы и на кораблях Балтийского флота. В небе тысячами разноцветных звезд рассыпались ракеты. Лучи прожекторов, еще недавно ловившие вражеские самолеты, скрестились над Дворцовой площадью, образуя над ночным Ленинградом огромный сверкающий шатер.

       Второй этап стратегической операции с 31 января и по 15 февраля 1944 года проходил, как говорят в армии, дежурно, то есть по плану советского командования. Войска продвинулись еще на 50 – 100 км, вышли к реке Нарва и на восточный берег Чудского озера. Как тут не вспомнить святого князя Александра Невского, который на этих берегах 700 лет назад уже громил германца. В 1944 году особой популярностью среди награжденных командиров Ленинградского и Волховского фронтов пользовался уже орден Александра Невского. Затем части Ленинградского фронта захватили на западном берегу Нарвы плацдарм и вступили на территорию Эстонии. 15 февраля, из-за сокращения линии фронта, Ставка упразднила Волховский фронт, передав его соединения Ленинградскому и 2-му Прибалтийскому фронтам.

        На третьем этапе с 16 февраля по 1 марта наступление продолжилось, и войска уже двух фронтов вели преследование отступающих частей немецких 18-й и 16-й армий. К концу февраля оба фронта подошли к Псковско-Островскому укрепленному району. Началась весна, ранняя распутица, тылы безнадежно отстали, а люди вымотались до последних сил. Сама обстановка требовала пополнения фронтов людьми и материальными средствами. 1 марта Ставка ВГК отдала приказ перейти к обороне и приступить к подготовке новых операций.

       Результаты первого сталинского удара впечатляют. Немцев отбросили на 220-280 км от Ленинграда, а южнее озера Ильмень наши войска продвинулись на 180 км. Было уничтожено 3 и разгромлено 23 дивизии противника, окончательно избавлен от блокады Ленинград, почти полностью освобождены Ленинградская, Новгородская области, положено начало освобождению Эстонии. Были окончательно подорваны позиции Германии в Финляндии, Норвегии, Швеции. Но сказались и просчеты. Не удалось полностью разгромить группу армий «Север», не удалось провести ни одной операции по окружению крупных группировок и уничтожении их в котлах. Да и потери, конечно не сопоставимые с первыми годами войны, оказались немалыми. Они составили: безвозвратные – 76886 человек, санитарные – 313953 человека. Объясняется это все той же старой истиной, о которой не устаю повторять. Истина эта заключается в науке побеждать. Да, наши войска почти год добросовестно готовились, учились наступать. Но никакая учеба, учения, маневры не дадут того опыта и навыка, которые воин может получить только на поле сражения, когда в тебя стреляют не понарошку. И опять вспоминаю в этой связи наши поражения 41 – 42-х годов, которые мы потерпели в огромной степени из-за этого неумения. Еще раз убеждаюсь в том, что как бы мы не готовились в мирной обстановке, немцы бы нас все равно били. Только может не так крепко и, лишь пройдя кровавые университеты сражений, постигли в полной мере науку побеждать, начали бить немцев и, думаю, могли, без всякого хвастовства, любого противника.

 

Полковник Сергей Куличкин

P.S. 

       Январь 1944. Немецкая оборона под Ленинградом взломана, немцы отброшены. Всё? Ага, щас. Северный фланг немцев - Финляндия - был им нужен только тогда, когда у немцев была инициатива, и нужен под две конкретные задачи - взять Ленинград и перервать ж.д. на Мурманск, после чего этот фланг схлопывался по линии от Белого моря до Балтики, и высвобожденные войска пёрли в глубь русской территории. Ни того, ни другого не вышло, а с переходом инициативы к советским войскам немцы получили все прелести растянутого фланга, уязвимых коммуникаций и ненадёжного союзника в одном флаконе. Первым ударом Советы фактически выиграли северный фланг, вытеснив немцев в Прибалтику. После этого, при активном содействии Рузвельта, пригрозившего разрывом дипотношений с финнами, запустился переговорный процесс конкретно о мире - уже в середине февраля в Стокгольме встретились Паасикиви и Коллонтай. Потом СССР сделал откровенно гениальный политический ход, сняв все предварительные условия по проведению переговоров и отобрав таким образом отмазки финского правительства, которое было бы радо *изображать* переговорный процесс, стараясь усидеть на двух стульях. На фоне "союзника" Гитлера, в открытую угрожавшего оккупацией Финляндии, Советы смотрелись гораздо предпочтительнее.



Вернуться к списку новостей


Еще новости в разделе:

07.11.2017   Фронтовыми дорогами вновь прошел ветеран Александр Малов. У ИСТОКОВ ФОРМИРОВАНИЯ КОМИТЕТА

02.11.2017  Юрий Жуков: Зачем Москве жуткая копия еврейской "Стены плача" и что она скрывает

30.10.2017  "Стена скорби"... По Конституции у нас источник власти — народ и надо было советоваться всё-таки с народом







 
Поиск по сайту:
Карта сайта